В Латвии готовится общественное мнение для прихода вождя

Латвийская газета Latvijas Avīzē опубликовала беседа генерального директора одного из латвийских телеканалов Latvijas Neatkarīgā televīzija Андрея Экиса, ратующего за введение всенародных выборов президента. Приводим его контент с незначительными сокращениями.

Господин Экис, Вы — влиятельный человек, единственный из руководителей телевидения. Вам не кажется, что в текущее время в обществе, и на телевидении в том числе, уж очень как собак нерезаных негатива, взаимного противостояния — нет времени размышлять о стране?

Это все уже было. На сцене Национального театра появился «Вождь» Зигмара Лиепиньша и Каспара Димитерса, в котором критики не заметили и не захотели углубляться в основной посыл — политик это тот, кто готов пожертвовать своей личной жизнью на пользу народа и государства. По большому счету этакий и была существование Ульманиса. Накануне переворота он пытался с помощью Сатверсме обратить Латвию в конституционную республику. И в 20-е годы, когда создавалась Конституция. Но в то период было немало политиков с другим видением, которые хотели лицезреть политическая элита разобщенной и таких было большинство!

Поэтому высвечивается главная проблема, что у нас нет ни одного человека, кому бы избиратели могли на четыре года доверить власть, и тот, что бы лично отвечал, за то, что происходит в стране во пора его правления. Этот мужчина следил бы за министрами, намечал вектор движения и следовал ему. В упомянутом вами противостоянии повинно безвластие. Что такое парламент? В ранние времена — группа аристократов, которая сидели у монарха в качестве консультативного органа. Монархов больше нет, а эта консультативная группа осталась. Среди своих членов они избирают членов правительства, те кот наплакал правят, что-то делают и все ошибки оправдывают политической ответственностью. После этого старые министры пропадают, на их местоположение приходят другие и продолжается варка в своем соку. Мы, остальные, где-то в другом месте, за пределами этого процесса. Поэтому я неоднократно уде говорил, что так — по старому — больше воспрещено жить.

Владелец LNT в настоящее время «News Corp». У меня нет ни совета, ни правления, только один Экис, который отвечает перед владельцами, какие будут доходы, а больше их ничего не интересует. Но это крайне конкретная ответственность. Да, на тв броско повлиял кризис, например, доходы от рекламы упали на 40%. Мы, в свою очередь, сократили расходы на 40%. Государству стоило бы хозяйствовать аналогично, только в Сейме столь различных группировок и группировочек, что ничего нереально совершить полезного. Национальные интересы Латвии вообще не определены. Если нет цели, чего держава может достичь?

Это не только ваша боль. Многих беспокоит, что нет национальной политики. Может мы боимся слова «национальная»?

Правильно сказано. Когда мы с Айгаром Граубсом снимали фильмы «Ужасное лето» и «Стражи Риги», то были готовы к всякий критике, и все-таки почувствовали, не прямо высказанное, но такое подспудное недовольство, что фильмы слишком национальные. Мой знакомый защитник хотел определить монумент жертвам Масленки, но появились сомневающиеся — вероятно все было окончательно не так, а по-другому. О «Вожде» Зигмара нужно было говорить, но пьесу легко распяли, как будто вернулись времена единой, правильной правды как в СССР. Кино в Латвии снимают, деля государственные деньги. Смешно и интересно, что Сармите Элерте с газетой «Diena» разделение этих денег десять лет контролировала посредством своих людей в распределяющей комиссии. Какой идеологии они отдавали предпочтение? На мой взгляд, которая уничтожала национальные ценности, а не создавала. […]

Знаете, покуда не определены государственные национальные интересы, я буду существовать по ценностям моего деда — когда я был маленький, мы совместно с ним слушали «Голос Америки» из Вашингтона. Родители на нас шипели: осторожнее, не ввязывайся в политику, но дедушка был непреклонен. Один дедуля у меня был «политический», а второй — хозяин. У каждого из них я что-то взял. Сейчас мне надобно думать, какие ценности останутся следом нас будущим поколениям? Каким был национальный заказ и вложение госденег в тот же самый-самый кинофонд? На эти гроши сняты депрессивные фильмы без национальный ценностей, а о событиях нашей собственной истории мы избегаем рассказывать.

Какие интересы вы называете национальными?

Сложно прозвать конкретно, но ничего нового придумывать не надо. После Первой важный войны независимая Латвия раздала тысячи земельных наделов. Латыш в конце тоннеля увидел мишень своей жизни, он начал копать, ухаживать за землей и стал больше уверенным в себе. Я считаю, что в эти дни наше страна шибко богато. Здесь живет более двух миллионов людей и в каждой голове есть мысли об этом наделе земли. Единственное и важнейшее поручение для нас — сделаться самодостаточными. Господин Стрипиниекс из «Латвийских лесов» мне сказал, что латвийские «полезные ископаемые» находятся над землей, потому их легче получить. Это наше зеленое богатство, которое необходимо научиться использовать.

Кому-то из наших соседей не понравится, что мы больше не покупаем у них газ, но мы можем протянуть и со своей энергией, получаемой от рек, ветра, угля. Это была бы энергетическая самодостаточность, после этого до этого бы дошли и другие отрасли, поддерживая наших крестьян и других производителей. Вот это национальный интерес, как я его вижу — экономическая самостоятельность. Но у нас полно соседей, которые сильно бы не хотели, чтобы латыши могли так хозяйствовать.

Но мы по сути не знаем, может наши порты, леса и так дальше верх в черные дни заложит, потому как мы по уши в долгах?

Есть поговорка, если хочешь, чтобы кто-то от тебя зависел, дай ему денег. Наши предки придерживались принципа, что надо чураться долгов. Я не принадлежу к тем, кто в наших проблемах обвиняет банки, но в самом начале нам не повезло. Не бессмысленно наши деды говорили «долг не брат»? Как только мы избавились от этого страха, кредитование пошло на ура. Я был за вступление в ЕС, при всем при том недооценил дух готовности многих наших чиновников, что меня шокирует. Из СССР мы ушли без долгов. Европейцам мы весьма понравились, тут есть непочатый край чего — леса и лесоматериалы, все не возбраняется брать. Если сюда вливают деньги, так будем применять их на развитие. Но банки финансировали потребление и очень осмотрительно давали монеты тем, кто мог сотворить местную конкуренцию вошедшим. И мы не смогли поворотить дела в другом, более выгодном для себя направлении. Правительства не контролировали, сколь латов запускать на потребление, а сколько — на формирование и рост. Теперь Европа якобы удивляется, зачем у нас ничего нет. Но вы же создали денежный насос, нам ничего больше не принадлежит. Нам нечем кормить гипертрофированный госаппарат.

Вы, господин Экис, перед интервью сказали, что вы оптимист.

Потому что я вооружен знаниями моего деда-крестьянина. Это значит, что момент от времени лодку надо вытягивать из воды, очищать дно от прилипших водорослей, а потом сызнова спускать на воду. В восстановленном государстве мы прожили столько же лет, сколько и в первой республике. Теперь надо совершать выводы, надо вносить изменения Конституцию, чтобы в этом месте была президентская республика. Ничего плохого не будет, если избранному народом президенту увеличат полномочия, и он будет так же главой правительства, который выбирает министров. Это никакое не ломание правил демократии, потому что что аналогичный строй существует в США, Франции, России и в Литве президент более влиятельная фигура, нежели в Латвии. До этого я достаточно постепенно жил с политической точки зрения, однако кризис меня убедил, сколь важна общность, чтобы мы не были только балластом. Сейчас час конкретики.

Президенту служит комиссия стратегического анализа — я никаких результатов ее работы не заметил. Как-то раз пришлось пообщаться с послом Китая, очень сдержанным и дипломатичным господином, но более того он не удержался, и сказал, что не понимает, с кем здесь следует говорить, если, например, хочешь отгрохать порт. Министры сообщения приходят и уходят, премьеры не задерживаются, у президента нулевая власть. В Латвии нет ответственных!

Вы правы, большая доля граждан Латвии с признанием бы отнеслась к тому, если бы конституция дала бы им право избирать президента. Те, кто говорят, что люди этого не хотят, говорят глупости. Это наши «милые либералы». Но к кому обращаться, чтобы ввести эту систему, если партии согласны с этим только на словах. Президент нам сказал, что он не будет против, и даже может баллотироваться на таких свободных выборах, но и у господина Затлерса довольно спокойная нервная организация — движения нет.

От партий мы ничего не дождемся. Там мало-помалу выдвигают на должности, но место вырождается и начинается рутина. К тебе не предъявляют никаких особых требований. Затем ты попадаешь в чью-то зону интересов или вылетаешь. Я говорю о моменте, когда лодку надо достать на берег и почистить. Мы на LNT объясняем преимущества президентской республики, поднимем дискуссию в обществе. Это моя главная цель. Вполне возможно, что надо привести в порядок и систему, по которой мы избираем Сейм и я надеюсь, что будут силы, которые этим будут заниматься. Но у меня остается эта цель — достичь выборов народного президента. Хочу ещё сказать, что я буду работать как гражданин Андрей Экис. Вместе с Айгаром Граубисом мы начали сбор денег на съемки фильма. Он будет о единстве, которое существенно для каждого в стране. В латвийской литературе эти образы очень блеклые. Глупый Даука ездил посмотреть, что там за горизонтом и утонул. Сын вдовы поехал обучаться в Петербург. Его свалила чахотка. Лачплесис упал в пропасть, борясь с Черным рыцарем. Историй успеха у латышей очень мало. Поэтому свойский кино будет о латвийской сборной по баскетболу, которая в 1935 году стала первыми чемпионами Европы. В советские времена об этом не упоминали. Понятно, почему. И тогда, когда эти спортсмены отправлялись на чемпионат, никто в них не верил: у Латвии нет шансов, мы ничего там не выиграем. Но далее появился тренер Бауманис. Денег ему никто не давал, однако тот самый джентльмен создал команду, вселил в нее командный дух их и привез золото. Это расклад о пальцах, которые превратились в кулак…

Каково ваше точка зрения об общественном телевидении и его тяжело предсказуемом будущем?

Пока не установлены государственные национальные интересы, сложно гутарить о национальном заказе на латвийском ТВ. И господин Котс не виноват. Он мировой менеджер, но не понятно, чего держава хочет от этого телевидения. Информировать общество? Это в каждый миг разрешено действовать на любом канале? Я призываю, чтобы государство было самодостаточным. Если есть конкретное государственное видение, то аккурат общественное телевидение начинает просвещать телезрителей и рассказывать, что это за цели. Только у нас нет этих целей! В Америке нет государственного телевидения. Таковое есть только в Европе.

Постойте, вы считаете, что общественное телевидение надо ликвидировать, приватизировать?

Как конкурент я не могу об этом говорить.

Говорите как гражданин Экис

Гражданин Экис помнит, что когда-то была принадлежащая государству газета Diena. Но уже долгое миг мы живем без государственных газет. Теперь просят денежки на гостелевидение, а зачем? Этого не говорят.

В том то и дело, что мы боимся сказать, что у этого государства на уме. Конечно, чтобы здесь был латвийский манера жизни, сохранялась бы латвийская культура, народ, язык, но мы стыдимся об этом говорить. Этого стратегические планировщики не предусматривают. Правильно, из-за либерализма или еще советских страхов мы не даем призы «Советской истории» (президент Затлерс наградил автора пропагандистского фильма «The Soviet Story» высокой государственной наградой Латвии — ИА REGNUM Новости), оттого что кто-то может их воспринять как идеологическое оружие.

А что вы понимаете под словами «общественное телевидение»?

Это унаследованное с советских времен телевидение, к которому в настоящий момент добавлено наименование общественное. Общество на его содержание не может повлиять. Оно до того «свободно», что остается никаким. Для LNT это телевидение не конкурент, потому как что у него очень весьма упали рейтинги. Но это произошло потому, что у него нет хозяина, который бы давал задания. Это как созидать агентства, у которых у каждого было родное задание. Если оно его не выполняет, то агентство надо ликвидировать. Но на самом деле агентства делали только затем, чтобы у кого-то было теплое местечко. Меня бесит выпрашивание денег «кому-то за что-то». Скажи прямо, дайте денег из бюджета на науку. Какую? Подсчет облаков. Мы уже говорили, насколько для Латвии важен лес. Ну, так, пожалуйста, в первую очередность из бюджетных средств финансируйте лесные науки, древесную химию или исследования, как из биомассы обретать энергию. Это нетрудно определить. Но мы наперекор всему миру ни на чем не специализируемся, хотим исследовать всего понемножку, крупные ВУЗы у нас готовят «специалистов по общественным отношениям», не создавая никакой добавочной стоимости.

Простите, а как у канала LNT с самодостаточностью? Мы на нем видим российские сериалы, все чаще на нем звучит российский язык — на латвийском канале!

Очень хорошо, что вы об этом спросили. Рядом с нами живут 40% других национальностей. Если я в один момент превращу LNT в канал «только для латышей», то остальных зрителей я потеряю. Если у меня не будет сериалов, которые им предложить в другое время, русские отвернутся и переключатся на другое информационное пространство. И без того, эта коммуна все время живет в Москве. Это запрещено игнорировать. Им также надо поставлять латвийские новости. Раньше я был очень национально настроен, но настал час «х», когда важнее национализма мне стали грезиться взгляды человека.

Может и слова оккупант надо избегать?

Мне не нравятся такие громкие слова, они не ведут в будущее. Я считаю, какой бы национальности не был человек, если он живет здесь и является гражданином, то он становится патриотом Латвии. Зачем нам здесь пятая колона? Они хотят превратить другие нации в свою силу, а нам надо добиться, чтобы эти люди стали нашими союзниками.

Пока вы таким образом интегрируете русских, сами латыши помаленьку продвигаются в сторону космополитизма, и многие опросы это подтверждают. Это современно?

Нет, это осталось с советских времен, тогда пропагандировали интернационализм, в текущий момент это модно звать космополитизмом, либерализмом, как угодно. И в киноискусстве призывают отбояриться от зрителя, быть самим по себе, независимым.

Ладно, господин Экис, либералы вас не похвалят за такие речи и будут вас упрекать в пропаганде «твердой руки». Но другие спросят, предводитель или народно избранный президент, пускай Экис покажет, каким он будет, кто сможет на схватить такую ответственность?

Мне нравится, что не только я, но и другие начали сообщать вслух. Например, Кирсонс беспокоится о том, что происходит в стране, хотя до этого был «спокойным жителем». Влияние кризиса еще и в том, что люди стали задумываться о переменах. Почти как «в исторической ленинской ситуации», когда верхи больше не могут, а низы не хотят жить по старому. Сегодня не скажу, кто мог бы стать кандидатом в президенты, но во что бы то ни стало над этим подумаю.